СРЕДА ОБИТАНИЯ В ДРЕВНЕКАМЕННОМ ВЕКЕ

В настоящей главе мы ознакомимся с базо- выми этапами развития Каменного века в границах Армянского нагорья. Изначально отметим, что все археологические, антропологи- ческие, природно-климатические, флористико- фаунистические, почвенно-зональные и другие важнейшие слагаемые наших рассказов строго подчиняются приоритетам исторической дис- циплины. То есть они не рассматриваются в ка- честве отдельных конкретных тем (при всей их очевидной самодостаточности), а фигурируют исключительно в привязке к общим принципам и закономерностям исторического развития ре- гиона. Каким способом внешняя среда повлияла на философию культурного освоения области? Речь касается не только каменного сырья, столь необходимого для изготовления орудий труда, но и многих других компонентов (водных, рас- тительных, фаунистических). Даже обстоятель- ство локализации Армянского нагорья в Перед- ней Азии, в свою очередь, выступает как вполне самостоятельный фактор, предопределивший время появления человека в этом пространстве. Именно с эпохи проникновения гоминида мы и начнем знакомство с Каменным веком.

Согласно археологическим и палеоантропологическим данным, колыбелью рода Homo яв- ляется Африка. Ранние гоминиды (сахелантропы, или человекообразные оррорины) обитали там не позднее 6 млн лет назад (самый конец миоцена). Достоверно прямоходящими высшими приматами считаются австралопитеки, период жизнедеятельности которых датируется ин- тервалом 4,2–1,8 млн лет назад (конец плиоцена и ранняя фаза плейстоцена). Австралопитеки (выявлено около десяти видов) применяли камень и дерево, потребляли растительную пищу. Версии об их способности охотиться испытывают недостаток в доказательной базе. Австрало- питеки считаются предками людей, хотя по уровню эксплуатации интеллекта едва отличались от обезьян (в числе отличий – бипедализм). Допускается, что род Homo отделился около 3 млн лет назад. Озвучивается и гипотеза о происхождении людей от другого древнего рода семей- ства гоминидов Kenyanthropus: в Великой рифтовой зоне на Эфиопском (Аббисинском) наго- рье, в прибрежной полосе озера Туркан (Рудольфа) и в долине питающей само озеро реки Омо, найдены палеоантропологические коллекции и каменные орудия, возрастом более 3 млн лет. Во всех случаях, но ни один другой регион Земли даже не приближается к Восточной Африке (Восточно-Африканской рифтовой долине) как по обилию извлеченных памятников, так и по хронологическим показателям. Именно поэтому в настоящее время принимается положение о единой колыбели человечества. Вероятно из Африки и началась одиссея людей по миру. Ло- кализация Армянского нагорья в Юго-Западной Азии – регионе, непосредственно смежным с Африкой, создавала предпосылки для превращения данной территории в ключевой участок проникновения в Евразию видов рода Homo (Люди), например, Homo erectus («человек прямо- ходящий») и Homo ergaster («человек работающий»). Гоминиды двигались исключительно по сухопутным проходам. А таковыми на пути в Евразию могли служить только коммуникации Юго-Западной (Передней) Азии:

– Левант, напрямую сопредельный с Африкой;
– Пограничные с Левантом переднеазиатские таксоны: Малоазиатское нагорье, Армянское нагорье, Месопотамская низменность.

Природно-климатические, зональные и сырьевые особенности скудной и одноликой Месо-потамии сводили к практическому минимуму вероятность ее превращения в миграционный коридор, тем более в сколь-нибудь жизнестойкий очаг культурного освоения. Следовательно, только Армянское и Малоазиатское нагорья (последнее фигурирует в многочисленных трудах как Анатолийское плоскогорье) призывались стать основной коммуникацией проникновения гоминидов вглубь Евразии. Это могло произойти:

а) В одновременном (разветвленном) режиме: «анатолийская ветвь» – через Малую Азию в Европу, «армянская ветвь» – через Армянское нагорье на Кавказ и в Иранское нагорье;
б) Выделением (постепенным освоением) одного приоритетного направления. Это предоп-ределялось плотностью благоприятных ниш (полезных площадей), обусловленной природно-климатическими, флористико-фаунистическими, водными и сырьевыми особенностями.

Рассуждая от двух возможных равновеликих направлениях (или одном приоритетном), мы не подразумеваем конкретную магистраль, проход, тальвег, ущелье. Естественно, в географи-ческих пределах указанных районов параллельно соседствовали десятки благоприятных эко-логических ниш (равнин, каньонов, урочищ), которые осваивались сопоставимо интенсивно. Мы подразумеваем лишь основные векторы из Леванта – Анатолийский и Армянский.

Выше подчеркивалось, что даже без проведения специальных археологических и антропо-логических исследований немудрено выявить существенные отличия между Малоазиатским (Анатолийским) и Армянским нагорьями с точки зрения перспектив осваивания гоминидами. Для этого достаточно исшагать, обойдя вдоль и поперек, обе физико-географические страны.

Во внутренней Анатолии, особенно западнее Каппадокии и русла реки Галис, невозможно беспрерывно наблюдать смену полярно разнящихcя миров: в радиусе десятков, иногда даже сотен километров, преобладает пустынно-полупустынное плоскогорье со своими локальными своеобразиями. Но в целом – не более двух природно-климатических и рельефно-гипсометри-ческих типов со сравнительно однообразным покровом и тоскливой предсказуемостью за го-ризонтом. Во внутренней Анатолии очень сложно выйти на стабильное речное русло, сопро-вождающее путника на протяжении хотя бы двухдневного пути и одаривающего прибрежья пышной растительностью. В жаркий сезон года – стабильный водоток и вовсе редкость.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *