НА ЗАРЕ ВЫДЕЛЕНИя НОВОГО ПРИРОДНОГО ТАКСОНА

Процесс выделения физико-географичес-кой страны (таксона) в Юго-Западной Азии стартовал в самом начале XIX в., одновре-менно с наступлением принципиально нового этапа в развитии наук о Земле. Подчеркнем, что первые обращения к территории Армянского нагорья, в которых явно фигурируют признаки геолого-геоморфологического (по современной терминологии) интереса, датируются достаточ-но ранним периодом. По ходу изложения у нас будет возможность периодических ссылок на древние и средневековые источники, в той или иной форме вскрывающие природные своеоб-разия региона.

Подобные сообщения не могут трактоваться в качестве отдельных шагов на пути выделения самодовлеющего природного таксона (физико-географической страны). Все они ориентирова-лись изначально на иные задачи и диктовались стремлением объяснить некие парадоксы миро-воззренческого и общефилософского характера, посредством собственных интерпретаций сути необычных явлений и дилемм, в границах исто-рической страны Армения. Для ясности пере-числим (без комментариев) четыре толкования, отражающие пестрый спектр воззрений на схожие геологические явления. В частности, воп-росы, связанные с землетрясениями, извержениями вулканов, смещением береговых линий, происхождением минералов, обнаружением в горах раковин моллюсков и т. д. – в разные эпохи воспринимались и истолковывались в разных руслах.

Греческий историк V в. до н. э. Ксанф Сардийский (автор знаменитой «Истории Лидии») склонялся к мнению о существовании древнего моря на территории Армении (в том числе), чем и объяснял факт обнаружения ракушек в отдаленных от акваторий регионах. О путешест-вии Ксанфа по сатрапиям Ахеменидской империи, в годы правления персидского царя Ар-таксеркса I (465–424 гг. до н. э.), упоминает в самом начале I в. Страбон – один из выдающихся описателей ойкумены, автор «Географии» в семнадцати книгах: «По словам Ксанфа, в царст-вование Артаксеркса была столь сильная засуха, что высохли реки, озера и колодцы, а самому ему приходилось обозревать во многих местах вдали от моря – в Армении, Матиене, Нижней Фригии – камни в форме двустворчатой раковины, раковины гребенчатого типа, отпечатки гребенчатых раковин и лиман, поэтому он высказал убеждение, что эти равнины когда-то были морем»7.

Страбон (не чуравшийся подвергать предшественников суровой критике за склонность опираться на невероятные объяснения) усматривал в наблюдениях Ксанфа рациональное зерно. Анализируя соответствующие воззрения и других ученых тоже (Стратона и Эратос-фена), он высказал собственное видение: «Можно допустить поэтому, что значительная часть материка некогда была покрыта водой в течение определенного периода, а затем снова обна-жилась; равным образом можно допустить, что вся земная поверхность, находящаяся теперь под водой, представляет неровности на дне моря, подобно тому, разумеется, как часть земли над поверхностью моря, на которой мы живем, подвержена многочисленным изменениям, как утверждает Эратосфен. Таким образом, что касается аргументации Ксанфа, то в ней нель-зя обнаружить ничего нелепого»8.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *