ОСНОВНЫЕ ТИПЫ РЕЛЬЕФА АРМЯНСКОГО НАГОРЬЯ

Становление в XVIII–XIX вв. современных геолого-географических наук (геоморфо-логии, минералогии, петрографии, вулканоло-гии, палеонтологии и др.) сопровождалось – как было замечено выше – своей «терминологичес-кой революцией»: прежние определения пред-ставали анахронизмами, так как не сочетались с запросами времени. В соответствии с разрабо-танными методами и схемами типологической классификации сегментов суши, под термином «нагорье» начали обозначать сравнительно об-ширный участок Земли, развернутый на доста-точно приподнятом пьедестале (выше 1000 м) и представляющий собой совокупность разнооб-разных рельефных форм и типов – плоскогорий, хребтов, изолированных вулканических кону-сов, щитовидных массивов, межгорных котло-вин. Каждая из выделенных структурных еди-ниц, вне зависимости от занимаемой площади, отвечала определенным критериям: к примеру, под «плоскогорьем» стали подразумевать менее пересеченный участок гористой территории, с преобладанием слабоволнистых холмистых по-верхностей, и расположенный, как правило, на средней абсолютной высоте не более 1000 м.

Процесс разработки стандартов новой терминологии и их последующего проецирования на соответствующие участки Земли растянулся на десятилетия и периодически корректиро-вался. Недостаточная – особенно на начальном этапе – исследованность материковых сегмен-тов, в сочетании с дефицитом на первых порах полноценного набора равнозначных понятий и терминологических эквивалентов (в том числе и в переводческой литературе) порождала «побочные оплошности», проявляющиеся также в форме синхронного употребления катего-рий «нагорье» и «плоскогорье» в отношении одних и тех же участков континентальной коры. Это был объективный и неизбежный процесс.

Ниже процитируем еще один фрагмент из фундаментальной монографии Германа Абиха, ознаменовавшей старт процессу признания научным сообществом таксономического имени новой физико-географической страны: «Армянское нагорье выделяется как высочайшее цен-тральное массовое поднятие Передней Азии. По своему физико-географическому положению, как и по своеобразности геологической природы, нагорье это является самым замечательным переходным звеном в общем ряду тесно связанных друг с другом плато и окаймляющих их гор самостоятельного геологического характера, образующих общую непрерывную зону, на все-мирно-историческое значение которой часто указывалось и которая, начинаясь от высоких западно-северо-западных и восточно-северо-восточных горных гряд Среднеазиатского под-нятия в Кунь-Луне и Гиндукуше, простирается до самой западной морской границы Малой Азии. Благодаря большому обилию влаги, которым Армянское нагорье, картинно названное К. Риттером богатым воздухом и водою “прохладным горным островом”, обязано своему геог-рафическому положению в юго-восточном соседстве с морским бассейном, во внутренних пределах его и по его склонам находятся в сравнительно незначительном расстоянии друг от друга источники самых многоводных потоков Передней Азии. Попарно следуя главным пока-тостям местности, текут, с одной стороны, Кура и Аракс в восточном направлении к Каспий-скому морю – первая описывая большую дугу на севере; с другой, меняя свое первоначально западное направление на южное и юго-восточное, несут свои воды в великую внутреннюю низменность Персидского залива состоящий из двух рукавов (Фрат и Мурад) Евфрат и сбегаю-щий с южных скатов плоскогорья Тигр. С крутого северо-западного склона нагорья стекают притоки пятой значительной горной реки, Чороха, которая, выходя из хребтов Таврской Арме-нии, направляет свой путь на север и достигает Черного моря поблизости Батума. Важное ге-ологическое значение Армянского нагорья, включая сюда страны Малого Кавказа, с одной стороны относится к законам развития внешних форм, впервые указанным и описанным еще Карлом Риттером, с другой – ко внутренней природе и тектонике горных массивов. В первом отношении важно то обстоятельство, что все хребты, составляющие Армянское нагорье, вместе с примыкающими к ним с востока периферическими подразделениями, расположены по тем самым линиям направления, которые в настоящее время, благодаря неутомимой дея-тельности русских исследователей географов, могут быть признаны господствующими для горных систем Центрально-Азиатского материка с еще большей точностью, чем это возможно было во время составивших целую эпоху критических исследований К. Риттера и А. Гумбольд-та <…> Разрушительной деятельностью первоначально плоской довулканической выпук-лости центральной части Армянского нагорья, южная половина которой превратилась в об-ширную область постепенного оседания, была вызвана продольная зона линий разрыва и сбросов, переходящая из меридианального направления в юго-восточное. Подобные изломы и разрывы земной коры и служили причинами, обусловившими появление на ее поверхности вулканических образований, и, в качестве представителей самых мощных массовых образова-ний плоскогорья, в центре наибольшего его понижения вздымаются Арарат и Алагез (Арагац – А. К.)»16.

Процесс выявления основных рельефных типов предполагал, естественно, постепенность. Показателен факт все еще параллельного использования Абихом терминов «плоскогорье» и «нагорье» (в последнем предложении процитированного фрагмента присутствует понятие «плоскогорье»; перевод на русский осуществлен в конце XIX в. сотрудником учебных заведе-ний Кавказского учебного округа, минерологом и петрографом Борисом Коленко).

В середине XIX в. указанные изречения нередко замещали друг друга, что обуславливалось разными факторами, о чем упоминалось выше (недостаточная исследованность земель и др.). Очевидно, что для окончательного прояснения терминологических вопросов и последующего определения подлинной степени соответствия конкретного сегмента суши конкретной так-сономической разновидности требовалось время.

Если в отношении однозначно выделенных в типологическом аспекте геоморфологических таксонов – каким и стало в итоге Армянское нагорье – все основные терминологические несоответствия были в скором времени преодолены и отредактированы, то несколько иная традиция применения сложилась в проекции к территориям, балансирующим на «подвижных» контактных высотах (порядка 1000 м). В этой плоскости и поныне практикуется взаимозаменяемость двух выражений, что носит в том числе инерционно-рудиментарный характер. Так, Малоазиатское поднятие обозначается в одних источниках нагорьем, в других – Анатолий-ским плоскогорьем (см. Приложение № 2).

Есть и другие примеры параллельного употребления двух понятий (Месетское, Гвианское, Оймяконское нагорья-плоскогорья и т. д.). Важно специально подчеркнуть, что гипсометри-ческие (высотные) показатели не являются универсальными индикаторами типового разме-жевания участков: нагорье «отгородилось» от плоскогорья не столько даже своей большей приподнятостью, сколько более сложной и насыщенной поверхностью.

Основополагающими факторами типологической диагностики участков определились, в итоге, именно рельефные особенности земель, в соответствии с которыми велась классифика-ция: внутренние и периферийные плоскогорья того же Армянского нагорья лежат на высотах, вдвое превосходящих километровый уровень, но при этом являются плоскогорьями (Васпу-раканское, Карсское и др.).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *