про проект

В первом томе мы ознакомились с локализацией, высотными и рельефными показателями Армянского нагорья – расположенной в Юго-Западной Азии физико-географической страны, природные рубежи которой в общем и целом синхронизируются с политико-культу-рологическими границами исторической страны Армения. Именно эта территория служила местом зарождения армянской этноязыковой идентичности и именно в ее пределах развива-лись – до второй четверти прошлого века – все ключевые этапы и сценарии армянской жизни. Важность в обстоятельном представлении рубежей таксона обуславливалась не только мето-дологической потребностью приобщить читателя к основной арене армянской истории, но и другими соображениями. В частности, фиксировалась исключительная потребность внятного обособления земель Армянского нагорья, вокруг которых сложилась – вследствие переплете-ния не столько академических, сколько идеологических и военно-политических положений – довольно запутанная терминологическая и топонимическая ситуация. Одни районы единого таксона обозначаются частью Малой Азии или Анатолии (Восточной, отчасти Центральной), другие – Кавказа, третьи – Верхней Месопотамии. Это порождено в том числе тем обстоятель-ством, что нынешняя армянская государственность строится на крошечном – занимающим менее 10% – участке Армении, вследствие чего само название страны не ассоциируется в соз-нании современной аудитории с территориями, расположенными между Средиземным, Чер-ным и Каспийским морями. Несуразный политический расклад предоставляет возможность, особенно заинтересованным авторам (как и менее предвзятым), раскалывать цельное нагорье посредством применения в отношении его отдельных областей разных обозначений. Иными словами, нынешняя расчлененность Армянского нагорья на государственные сегменты куль-тивирует – как преднамеренно (идеологически мотивированно), так и косвенно (по неведе-нию) – и терминологическую расчлененность. Именно поэтому мы уделили теме специальное внимание, ознакомив читателя: а) с природными границами Армянского нагорья; б) со степе-нью сочетаемости природных рубежей Армянского нагорья и историко-культурологических границ страны Армения; в) с политической раздробленностью Армянского нагорья на совре-менном этапе. Ниже мы обратимся к данному вопросу уже в несколько иной плоскости

«Среда обитания» – второй том научно-образовательного проекта Ашота Хачатурянца «История Армении», призванного ознакомить читателя с летописью жизни одной из древнейших идентичностей, сохранивших присутствие на современной этнографической и поли-тической карте.

В предыдущем томе были рассмотрены и некоторые топонимические темы, обусловившие становление наиболее расхожей формы современного иноязычного (изначально – ареального и культового) обозначения страны, перекликающейся, видимо, с жизнеутверждающим реги-ональным корнем Ар. Раскрывая тему мистико-религиозной традиции месопотамских обра-щений к заветному горному краю, мы обсудили идеологический аспект отдельных компонен-тов физико-географического облика нагорья, порождением которых – сколь побочным, столь и закономерным – стали архаичные мировоззренческие представления о «Переднеазиатском Рае» и спасительных горах Араратских, адаптированные впоследствии к христианской почве и получивших широкое хождение.

Вместе с тем первый том анонсировался в качестве вводного. Он разрабатывался исключи-тельно как введение к основному изложению. Необходимо было изначально зафиксировать основополагающее пространство армянской жизни – десятикратно превосходящее современ-ную площадь – и, одновременно, подсказать культурологические ориентиры и подпорки, без которых наивно приступать к полноценному изложению армянской истории.

Во втором томе мы представим Армянское нагорье как среду обитания. Без всестороннего раскрытия этой темы невозможно даже подобраться к пониманию основных закономерностей культурного освоения территории на протяжении не только исторического промежутка, но и колоссального временного интервала, именуемого «доисторической эпохой». Разные школы и научные традиции придерживаются несколько отличных обозначений данного отрезка: «до-письменный период», «первобытное общество», «протоисторическая стадия». В свете череду-ющихся и постоянно обновляющихся антропологических и археологических обнаружений и соответствующих переосмыслений отдельных ступеней эволюции человечества, все термины (как и хронологические рубежи терминов) периодически корректируются и уточняются.

Тем не менее в академическом мире выработан консенсус на предмет определения нижнего предела доисторической эпохи: таковым признается рубеж IV–III тысячелетий до н. э., сочета-ющийся с образованием первых древневосточных государств и возникновением иероглифи-ческого и клинописного письма. Именно с этого периода наступает так называемая «истори-ческая эпоха человечества», когда Древность исследуется и восстанавливается в том числе на базе тематически разных письменных сообщений (военно-политических сводок, дипломати-ческих переписок, административно-хозяйственных архивов, юридических документаций, религиозных реляций, эпических произведений и др.). Таким образом, под «доисторической эпохой» мы будем понимать все этапы Каменного века и начальную стадию века Металла.

Одновременно ознакомимся с основными климатическими, гидрографическими, почвен-ными, флористико-фаунистическими, рудно-каменными и иными слагаемыми окружающей среды Армянского нагорья. Помимо задачи создания максимально цельного представления о стране – первый том ограничился преимущественно рельефно-гипсометрическими характе-ристиками – это позволит именно через глубокое понимание культурологических процессов приобщиться к особенностям и механизмам хозяйственного освоения местности.